Лого - Отдел реставрации Русского музея

Новости | Реставрация | Мастерские | Исследования | История | Контакты | Видео

Мастерская реставрации живописи смешанных техник

Реставрация живописи смешанных техник в Русском музее

Мастерская реставрации живописи смешанных техник была организована в 1990 году. В настоящее время в ней работает 4 художника-реставратора (2 из которых - высшей категории и 1 - первой).

В собрании Государственного Русского музея имеется значительное количество произведений, выполненных в смешанной живописной технике. Они созданы в конце XIX — начале XX в., в советский период и в настоящее время.

Реставрационные мастерские и сектора:

 Масляная живопись...>

 Древнерусская живопись...>

 Живопись смешанных техник...>

 Графика...>

 Резные иконы и деревянная скульптура...>

 Ткани...>

 Керамика и стекло...>

 Золоченая резьба...>

 Гипсовая и каменная скульптура...>

 Картинные рамы...>

 Фанерованная мебель...>

 Художественные изделия из металла...>

 Современные арт-объекты...>

 Сектор химико-биологических исследований...>

  Сектор координации реставрационной деятельности...>

 Сектор теории и истории музейной реставрации...>

Реставрация живописи смешанных техник. Реставратор высшей категории Нина Русакова за реставрацией панно Константина Коровина. Реставрация живописи. Отдел реставрации музейных ценностей Русского музея.

Монтаж большемерных живописных панно Константина Коровина после реставрации. 2010

Если опыты в области применения различных техник в одном произведении для русских художников рубежа веков были попыткой расширить и без того богатый арсенал художественных средств, то время революционных и постреволюционных перемен начала XX века, наоборот, вызвало к жизни появление самых различных, порой невероятных комбинаций материалов в силу общего оскудения этого арсенала. Недоступность качественных красок, холстов, бумаги, привела к тому, что часто традиционный для масляной живописи холст заменялся мешковиной или бумагой, бумага - газетой, картон "бистроль" - фанерой, в результате чего ныне музей обладает большим количеством произведений, сохранность которых изначально не могла быть гарантирована.

Но даже в условиях жестких ограничений русский авангард 1920 - 1930-х гг. не сходил с пути эксперимента, вводя в живописные произведения такие материалы, как песок, смола, гипс, поталь, фольга и т.п. Помимо упомянутых групп памятников, Русский музей обладает (в составе фонда народного искусства) значительным количеством народной живописи (Федоскино, Палех) и вывесок на жести, а фонд древнерусского искусства - картинами, выполненными в технике клеевой и темперной живописи на холсте.

Уникально также музейное собрание копий фресок древнерусских храмов, многие из которых не дошли до сегодняшнего зрителя в оригинале. Красочный слой копий, выполненных известными русскими художниками и ведущими копиистами, как правило, на бумаге, состоит из акварели, гуаши и темперы, но часто включает и разный "подручный материал" - известь, песок, кирпичную крошку. Эти памятники также требуют решения некоторых нетрадиционных реставрационных задач.

Каждый из экспонатов, выполненных в "смешанной" (или нетрадиционной) технике, имеет много специфических особенностей, в силу чего требует тщательного изучения, индивидуального подхода к решению вопроса о способах консервации, экспериментальных поисков. За несколько лет существования мастерской, реставрацию прошли такие произведения, как эскиз к известной картине "У водоема" В. Борисова–Мусатова (холст, масло, темпера), "Потрет Е.П. Олив" В. Серова (картон, акварель, пастель), "Царские охоты" того же автора (бумага, темпера, гуашь), эскизы театральных постановок С. Судейкина, А. Экстер и Н. Сапунова (холст, картон, масло, гуашь, пастель, поталь), серия крымских пейзажей П. Кузнецова (масло, картон), картины И. Бруни, Б. Анисфельда, Н. Рериха, А. Головина, М. Врубеля, живописные наброски маслом на бумаге В. Ведерникова, коллажи современных авторов.

Применение синтетических материалов сделало возможной реставрацию целого ряда произведений, выполненных в смешанной технике. Особенности разрушений красочного слоя «смешанной», часто — водоразмываемой, порошащейся, матовой живописи диктуют определенные требования к клеям для укрепления. Так называемым "консолидантам". Помимо своей основной функции — укрепления красочного слоя — они не должны придавать ему блеск, менять его цвет или уплотнять фактуру. Часто характер основы, грунта и красочного слоя на отдельных участках требует использования разных укрепляющих материалов.

В арсенале применяемых ныне реставрационных материалов — дисперсии полимеров, фторлоны, акриловые адгезивы, эфиры целлюлозы. Последние из них нашли широкое применение в отечественной реставрационной практике с конца 1980-х гг. в Федеральном Центре консервации библиотечных фондов Российской Национальной библиотеки (Публичная библиотека им. М. Салтыкова-Щедрина).

Реставрация живописи смешанных техник. Реставратор высшей категории Нина Русакова за реставрацией панно Константина Коровина. Реставрация живописи. Отдел реставрации музейных ценностей Русского музея.

Ведущий реставратор Нина Русакова за работой над панно 1930х гг. из Отдела народного искусства. 2008

Вскоре после создания сектора реставрации смешанных техник в Государственном Русском музее реставраторы смогли оценить все достоинства этих материалов: высокую проникающую способность, способность укреплять порошащиеся красочные слои без угрозы появления ореолов или уплотнения, способность размягчать жесткие шелушения для их последующей фиксации более сильным адгезивом без угрозы размывания красочного слоя. Большие преимущества перед другими материалами имеют эфиры целлюлозы для общего укрепления (пропитки) ветхой бумажной основы и тонких холстов; при этом риск размывания живописи значительно снижается. Растворы эфиров целлюлозы способны также очистить даже нестойкий к влаге красочный слой от поверхностных загрязнений, не повреждая его механически. Из всего многообразия производимых ныне эфиров целлюлозы реставраторами сектора наиболее часто используются гидроксипропилцеллюлоза («Klucel G» и «Klucel E») и карбоксиметилцеллюлоза («Cellofas») производства компании «Hercules» (США) для приготовления водных и водно-спиртовых растворов. Укрепляющие и дублирующие материалы компаний «LASCOUX» (Швейцария) и СРС («Conservator's Products Company», США) — BEVA-371 и его производные — также нашли применение в практической работе сектора.

Использование в реставрации экспонатов, выполненных в смешанной технике, синтетических материалов отнюдь не означает отказ от традиционных материалов. Осетровый и пшеничный клеи, пшеничный крахмал, в редких случаях — желатин остаются на вооружении реставраторов, так же, как и традиционные технологические приемы реставрации станковой масляной живописи и графики.

Один из наиболее масштабных проектов мастерской - реставрация живописных панно Константина Коровина к его персональной выставке, которая с большим успехом прошла в Русском музее в 2010 году. За эту работу реставраторам И. С. Безсолицину, А.И. Богомолову, Н.И. Русаковой и Е.Ю. Щукиной в 2011 году был вручен специальный приз конкурса "Музейный Олимп".

 

Дополнительно по теме:

 

ЛУЧШИЕ РЕСТАВРАЦИОННЫЕ РАБОТЫ
ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ:
 

 НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК
МИНИАТЮРА ИЗ ЕВАНГЕЛИЯ. ЕВАНГЕЛИСТ МАРК. ХVII в.
Бумага, темпера. 31,7 х 22
Инв.
No. ДР/ГР-3

До реставрации

До реставрации (фрагмент)

После реставрации

После реставрации (фрагмент)

 

Реставраторы – Русакова Н.И., Щукина Е.Ю.

Семь миниатюр с изображением четырех евангелистов и трех фигур их символов поступили в Русский музей в 1898 году вместе с другими "древностями" из Музея Академии художеств. В Академию художеств они поступили из Москвы в числе памятников коллекции Погодина М.П.

Все эти произведения хранились среди памятников иконописи. В «Описи собрания 1859 г.» говорится о них как  об «иконах живописных на бумаге». Семь живописных листов с изображением евангелистов Матфея, Марка, Луки, Иоанна, а также их символов Ангела, Тельца и Льва: «все писаны красками по золотому полю».

Виртуозная манера письма, обилие золота и многообразие деталей, а также иконография образов позволяют соотнести их с деятельностью царских изографов Оружейной палаты и Посольского приказа. Стилистические особенности, иконография и бытование миниатюр из собрания Погодина М.П. позволило заведующей Отделом древнерусского искусства Русского музея Соловьевой И.Д. датировать их 1670-ми годами. В статье, для  сборника статей  по материалам 28 научной конференции Государственного Русского музея «Страницы истории отечественного искусства», говорится, что «вся выделенная группа кодексов была создана либо по приказу царей, цариц или царевен для вкладов в Кремлевские соборы и знатнейшие монастыри». Живописные листы из собрания Погодина М.П. были призваны украсить печатное Евангелие и стоят в ряду выдающихся произведений  книжной миниатюры последней трети ХVII  века.

Изображения евангелистов традиционны. Они изображены сидящими на табуретах, на коленях разложены стопы листов. Евангелисты Марк и Иоанн Богослов с Прохором заняты письмом. Действие разворачивается на фоне архитектурного пейзажа в первом случае и на фоне двух высоких горок с лещадками – во втором. Изображения «прообразованных» существ также представлены на золотых фонах в окружении пышных облаков. Ангел, изображенный в рост, и Лев держат раскрытые кодексы книг с начальными словами текстов Евангелий. Головы их венчают короны, которые держат парящие ангелы. Все миниатюры имеют примерно один размер, прямоугольную форму и заключены в рамки с равными полями. Рамки заполнены пышным растительным орнаментом, состоящим из розеток, цветов и бутонов, листьев, побегов и плетенок. Ни одна из композиций не повторяет другую.

В  2015 году в реставрационную мастерскую живописи смешанных техник поступило первые четыре листа: «Евангелист  Марк» (ХVII век) (ДР/ГР-3, бумага, темпера, 31,7 х 22, бумага с полями); «Ангел. Символ Евангелиста Матфея» (ХVII век) (ДР/ГР-5, бумага, темпера, 38х25 с полями), «Евангелист  Иоанн Богослов и Прохор» (ХVII век) (ДP/ГР-4, бумага, темпера,38 х 23 с полями) и «Лев. Символ Евангелиста Марка» (ХVII век) (ДР/ГР-7, бумага, темпера, 38 х 25  с полями).

Общее обветшание листов, многочисленные деформации, изломы, очаги раздублирований основы усиливали опасность осыпания красочного слоя, особенно в местах, пораженных жестким кракелюром. Техника письма кроющая, поэтому  глубокие утраты до  грунта наблюдались в большей степени на многослойной живописи, на  полях с изображением орнамента, на одеждах. Большое количество утрат различного характера,  сколы. Выкрошки, потертости и царапины красочного слоя, лежащего на золоте. Утраты разделок «чернью»,  ассистной разделки, многочисленные потертости  и утраты личного письма. Оперение крыльев и декор царских венцов, написанные плотными, густыми зелеными и вишневыми красками, имитирующими эмаль, также сильно пострадали. Живопись, выполненная практически полностью по золоту, что усиливает тенденцию к ее расслоению, утратила связь красочных слоев с золотом  и  грунтом. Вдоль краев имелись жесткие изломы - продавленности от острого предмета, местами переходящие в разрезы.

Состояние сохранности листов не только вызывало опасения, но и делало невозможным их научное исследование и экспонирование.

Проведенное в Отделе технико-технологических исследований изучение миниатюр в инфракрасной и ультрафиолетовой областях спектра, а также  исследование с помощью рентген-флуоресцентного анализа, которые проводил заведующий отделом ТТИ С.В. Сирро, показало:состав наполнителя красочного слоя практически везде одинаковый. Это – свинцовые белила, киноварь, сурик, медьсодержащая синяя. Полимент под золочение светло-коричневый пигмент – охра. В качестве связующего  использована камедь.  На листе, который был дублирован, на изображении опуши присутствует реальгар., тогда как  в авторской опуши обнаружена киноварь. В инфракрасной области спектра  хорошо виден подготовительный рисунок, выполненный черной краской под основные контуры изображения, заметен под буквами раскрытого Евангелия и изображения облаков на фоне.

В свете видимой люминесценции авторских  правок, а также следов покровной пленки и записей не определяются .

В процессе реставрации были укреплен красочный слой и грунт, восстановлена связь между всеми элементами живописи, а также ее связь с основой, удалены стойкие поверхностные загрязнения и капли воска. Все работы выполнялись под микроскопом, специальную фотосъемку проводил  ведущий инженер ТТИ Торопов В.Ю.. Бумажная основа стабилизирована: удалены старые бумажные подклейки, вызывавшие деформации основы; устранены очаги раздублирования на листе «Евангелист  Марк». Укреплены изломы по границам изображения, образовавшиеся от продавленности острым предметом, расслоения бумаги по краям и обветшавшие углы; восполнены утраты бумажной основы, произведена очистка оборотных сторон листов от стойких поверхностных загрязнений. Устранены общие деформации листов, провоцировавшие расслоение красочных слоев и золота. Выполнен монтаж листов с помощью подведенных кромок из японской бумаги в глубокое паспарту в растянутом состоянии во избежании вибраций.

В соответствии с правилами реставрации древнерусских памятников и, в частности, памятников древнерусской книжной миниатюры, было принято решение не производить тонирование утрат красочного слоя и грунта.

Выполненные реставрационные операции позволили оптимизировать условия дальнейшего хранение экспонатов, сделали безопасным их изучение и экспонирование на выставках.

 

В.А.СЕРОВ. ОДИССЕЙ И НАВЗИКАЯ. 1910 г.
Бумага, дублированная на холст, темпера, пастель, графит. 67, 5 х 169,5. Ж-4298

До реставрации

После реставрации


Реставраторы –
Щукина Е.Ю.
, Богомолов А.И., 2015

Экспонат поступил в собрание Государственного Русского музея от И.М.Остроухова в 1912 г. Картина является композицией на сюжет из «Одиссеи» Гомера (Песнь 6). Еще два изображения с аналогичным сюжетом находятся, соответственно, в собраниях Государственной Третьяковской галереи (картон, гуашь, 83,5х101,5см, 1910 г.) и Государственного Русского музея (картон, темпера, 49,5 х 65 см, 1910, инв. № Ж-4289).

В 1907 году Валентин Серов вместе со Львом Бакстом совершил поездку в Грецию и на остров Крит, где художники изучали раскопки английского археолога Эванса, обнаружившего руины Кносского дворца, - открытие, в очередной раз изменившее представление о греческой цивилизации. Все три варианта картины «Одиссей и Навзикая», выполненные в 1910 г., отвечают неоклассическому идеалу возвышенной гармонии и совершенной формы. Их отличает вневременность, торжественность и благородство сдержанного колорита, близкие древнегреческой стенописи.

Смонтированная под стекло в металлическую раму, картина, натянутая на подрамник,  имела значительные фалдообразные вертикальные деформации; между стеклом и поверхностью картины были заметны частицы мусора и пыли

После размонтирования картины из рамы обнаружилось: изображение выполнено на бумаге темперой и акварелью с отдельными прописками пастелью; на некоторых участках просматривается авторский подготовительный рисунок графитом. Бумага дублирована на тонкий холст. Нижний и верхний края с авторской живописью были загнуты на тыльную сторону подрамника (верхний край – 15см; нижний – 17см). По верхнему и  нижнему краям произошло почти полное раздублирование бумажной основы и холста; от натяжки на подрамник клещами произошли значительные механические повреждения: разрывы основы, изломы; от гвоздей – отверстия с обветшавшими краями. Очаги раздублирования, а также отсутствие некоторых гвоздей вызывали неравномерные напряжения при  натяжке картины на подрамник – наблюдались разнонаправленные деформации основы. В центре верхнего края имелись две значительные утраты основы: 4 и 6 кв. см; левый нижний угол был утрачен на 4,5х4,5 см. Бумажная основа на изображении неба значительно пожелтела, загрязнена; имелись отдельные точечные пятна (следы насекомых), пылевые загрязнения, слабовыраженные затеки,  потертости и царапины. В левом верхнем углу наблюдался участок значительных линейных потертостей (смытостей) – следов авторских правок.

Сведения о времени дублирования картины на холст с последующей натяжкой на подрамник не обнаружены. Судя по отсутствию красочного слоя на кромках холста, дублирование картины на холст произошло после создания изображения.

Поскольку процесс раздублирования, начавшийся по краям, мог прогрессировать к центру, было предложено произвести полное раздублирование экспоната. Также это было необходимо для устранения механических повреждений бумаги по краям (укрепление разрывов и изломов, восполнение утрат и пр.). Решением Реставрационной комиссии Русского музея был утвержден план работ - разогнуть загнутые на тыльную сторону верхний и нижний края основы с фоновым изображением. В процессе реставрации было выполнено раздублирование (удаление дублировочного холста механически) с последующей очисткой тыльной стороны от остатков клея;  укрепление изломов и разрывов бумажной основы; восполнение утрат бумажной основы на развернутых до оригинального размера нижнего и верхнего краев; общее укрепление и пластификация бумажной основы; дублирование экспоната на японскую бумагу с последующим дублированием на тонкий мелкозернистый  холст. Техническая реставрация завершилась натяжкой на новый подрамник,  соответствующий новым размерам картины.

Живописная поверхность очищена от загрязнений, отдельные небольшие участки кракелюра пастозной живописи укреплены. Восполненные утраты основы, значительные потертости и утраты красочного слоя по разрывам и изломам тонированы. По решению реставрационной комиссии участок потертостей и авторских смытостей в левом верхнем углу тонирован с сохранением следов авторских правок. Смонтированная в раму, изготовленную с учетом изменившихся размеров, картина экспонировалась на выставке «Серов не портретист» (Русский музей) и «Валентин Серов» (Государственная Третьяковская галерея).

 

СУДЕЙКИН С.Ю.
МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СЦЕНА. 1910-е гг.

Картон, темпера. 56 х 74.  Ж-12001 

До реставрации

В процессе реставрации

После реставрации


Реставраторы: Русакова Н.И., Щукина Е.Ю.

Несмотря на то, что состояние картины при поступлении в реставрационную мастерскую не было аварийным и не вызывало особенных опасений, тем не менее, она не имела экспозиционного вида. Большое количество произведений живописи доходит до нашего времени со следами различных изменений. За время бытования на них возникают повреждения, зачастую необратимые, вызванные небрежным или неправильным хранением или непрофессиональной реставрацией.  Написанная автором в технике темперы на низкокачественном картоне, сдублированная  впоследствии еще на один картон,  картина была закрепленная на деревянном, паркетированном каркасе и имела сильную выгнутую коробленность. Красочный слой представлял собой сильно потемневшую, гладкую поверхность без живописной фактуры, залитую толстым слоем темно-желтого канифольного лака с примесью воска. По всей поверхности имелись жесткие устойчивые деформации основы - например, не склеенные, а просто сложенные разрывы. Изломы основы были залиты грязным желто-коричневым составом. Их пытались укрепить, нанеся лак, смешанный с мастикой. Были видны неравномерные затеки по линиям деформаций. Наиболее крупные повреждения основы с частичными утратами основы — по периметру и в углах картины. Кроме того, по всей поверхности имелись многочисленные крестообразные разрезы - следы подведения клеев в очаги расслоений при предыдущей реставрации. Затеки в углублениях между деформаций основы достигали 3-4 мм толщины.

Реставрационным советом Русского музея была принята программа реставрационных мероприятий. На  первом этапе было решено удалить дублировочный картон,  после  чего открылась тыльная сторона авторского картона, покрытого толстым, неравномерным слоем темно-коричневого клея. Помимо утрат, порезов и  других механических повреждений выявилась интересная особенность картона: верхний слой картона после увлажнения начинал расслаиваться на отдельные тонкие слои. Было принято решение утоньшать картон и выровнять его в плоскости, удалив сгустки жесткого клея, капли и затеки смолы.  Сложнейшая работа по  расслоению и укреплению слабой основы, сильно пострадавшей от клея, лака и воска  помогла устранить следы непрофессиональной реставрации. Параллельно с утоньшением проводилась  очистка и подклейка разрывов, укрепление изломов и деформаций, выравнивание их в плоскости, выполнение вставок в места утрат из бумаги, подходящей по толщине и фактуре. После нейтрализации кислой среды и обработки буферным раствором  рабочие участки (10х10см) укреплялись японской бумагой, после чего было выполнено дублирование всей картины на более плотную японскую бумагу. Работа по удалению толстых слоев лака и записей проводилась после подробного технико-технологического исследования. В процессе работы совершенно изменился колорит картины, открылись части изображений, не видных под толстыми слоями цветного лака и межслойными записями. Появилась фактура живописи. К сожалению, со временем произошли необратимые изменения: рыхлая темперная красочная поверхность впитала в себя подцвеченный лак, и некоторые пигменты(сине-зеленые) образовали с ним соединения меди-резинаты, не позволяющие окончательно удалить поновительские слои. Работа с  воско-лаковым покрытием проводилась составом на основе изопропилового спирта. Записи размягчались компрессами и удалялись механически. Утраты красочного слоя, сколы фактуры тонировались, с предварительно подведенным грунтом. После окончания живописной реставрации картина была смонтирована на планшет из высококачественного картона, покрыта аэрозольно составом даммарный лак: пинен и помещена в раму под отнесенное стекло.


ПЛЕШАНОВ П. Ф.
УБИЕНИЕ ЦАРЕВИЦА ДМИТРИЯ В УГЛИЧЕ. Вторая половина ХIХ века

Бумага, масло. 38,2 х 42   Ж-1143

До реставрации

После реставрации


Реставраторы: Русакова Н.И., Щукина Е.Ю.

Картина, написанная  в масляной технике на тонкой бумаге, была приклеена на картон, на  тыльной стороне которого  находилось изображение, выполненное акварелью. В результате приклеивания картон сильно деформировался, на поверхности  живописи образовались многочисленные жесткие складки, местами переходящие в изломы и трещины. Связь  красочного слоя с основой была нарушена, на отдельных участках наблюдались отставания красочного слоя с угрозой осыпей и мелкие сседания, произошедшие из-за усадки основы. По периметру картины имелись многочисленные утраты основы с красочным слоем, утраты лессировок на темных участках живописи, в тенях. Лаковое покрытие, неравномерное, с наплывами и затеками, сильно пожелтело. На отдельных участках лак разложился, прожух. В процессе реставрации укреплен красочной слой, картина отделена от картона.   Бумажная основа, значительно окислившаяся под действием связующего живописи, нейтрализована, пластифицировна. Изломы и трещины  укреплены с тыльной стороны японской бумагой и пшеничным клеем. Во время работы с основой  ей возвращен первоначальный размер, и красочный слой уложен в плоскости картины. Дополнительная стабилизация основы достигнута дублированием основы на японскую бумагу “Kozo-S” пшеничным клеем, а затем на нейтральный (не содержащий древесной массы) картон. Лак восстановлен, выровнен и утоньшен по всей поверхности, картина притерта реставрационным лаком. Выполнено тонирование утрат  отжатыми масляными красками. С тыльной стороны деформированного картона отделен лист тонкой бумаги с изображением женской головы, выполненным акварелью. В процессе реставрации устранены фалдообразные деформации; лист промыт без погружения; бумажная основа нейтрализована и пластифицирована. Введен буферный раствор для предотвращения дальнейшего окисления бумаги. Повреждения бумаги вдоль правого края, возникшие в результате применения силикатного клея, устранены укреплением японской бумагой с тыльной стороны. Рисунок очищен от поверхностных загрязнений, дублирован на японскую бумагу “Gampi”, отпрессован.

 

PS:

Мастерская реставрации живописи смешанных техник Отдел реставрации Русского музея | Евгения щукина. Нина Русакова, Андрей Богомолов, Иван БезсолицинВ 2011 году за реставрацию серии живописных панно Константина Коровина реставраторам Русского музея И. С. Безсолицину, А.И. Богомолову, Н.И. Русаковой и Е.Ю. Щукиной был вручен Специальный приз конкурса "Музейный Олимп".

Торжественная церемония подведения итогов престижного конкурса прошла в Тронном зале Екатерининского дворца музея-заповедника “Царское Село” 3 ноября 2011 года.

“Музейный Олимп” - первая в России ежегодная профессиональная музейная премия, учрежденная в 2009 году Комитетом по культуре и Межведомственным музейным советом Санкт-Петербурга. В состав жюри входят видные представители музейного сообщества, руководители крупнейших музеев города.

 

 

Copyright © 1997-2017 Государственный Русский музей
Вопросы
? Комментарии? Отправьте нам сообщение...

Условия использования материалов и изображений сайта