Лого - Отдел реставрации Русского музея

Новости | Реставрация | Мастерские | Исследования | История | Контакты | Видео I

История реставрации деревянной скульптуры в Русском музее

   БАЗА ДАННЫХ: "Все реставраторы Русского музея"...

Санкт-Петербург 1995 год

"Сектор реставрации деревянной скульптуры, декоративной резьбы и мебели"*

Г.А. Преображенская
Государственный музей истории религии

Мастерская реставрации резных икон и деревянной скульптуры отдела реставрации Русского музея

Мастерская реставрации деревянной скульптуры. 1971 г. Слева направо - Л.Н. Прохорова, И.М. Дубовик, Ю.М. Чумандрин.

В 1950 - 1970-е годы в связи с широкой экспедиционной деятельностью в фонды Русского музея поступило большое количество полихромной и золоченой скульптуры и декоративной резьбы иконостасов XVIII -XIX веков. Многие памятники требовали скорейшего проведения консервационных работ, так как на них отмечались отслоения и разрушения левкасов, красочного слоя, позолоты, а также трещины и другие повреждения древесины. В неотложной консервации нуждалась также старая коллекция музейных экспонатов - уникальные образцы древнерусской скульптуры и мелкой пластики, полихромная и золоченая скульптура барочных иконостасов, собрание резных царских врат, декоративной и домовой резьбы, предметы народной утвари и художественной мебели, а также станковая скульптура из дерева.

До 1960-х годов реставрация произведений, выполненных в технике деревянной резьбы, проводилась в Русском музее эпизодически. Так, в послевоенные годы М.В. Фармаковским горячей олифой был пропитан ряд резных образков с разрушенной деревянной основой. Позднее, в 1950 - 1960-е годы реставраторы темперной живописи укрепили и раскрыли от олифы несколько скульптур и резных икон XV - XVII веков, очистили от поздних записей резную икону «Георгий Победоносец на коне» (XV век) из новгородского Софийского собора (реставратор Н.В. Перцев). В реставрации группы скульптур XVIII века принял участие ВХНРЦ при подготовке выставок русской деревянной скульптуры и декоративной резьбы в Москве и Ленинграде в 1964 - 1965 годах.

В 1961 году в Русском музее создана специальная мастерская реставрации деревянной скульптуры и декоративных рельефов. Ее первым руководителем стала Ирина Михайловна Дубовик, один из ведущих реставраторов музея.

И.М. Дубовик в 1954 году окончила Ленинградское художественно-промышленное училище. При ее непосредственном участии спасено от разрушения большое количество произведений скульптуры и декоративной резьбы, вывезенных в тяжелом состоянии из отдельных районов Севера и Поволжья; с ее именем связана отработка основных методик реставрации, которые используются в работе сектора и в настоящее время. Она обучила реставрационному делу целую группу художников-реставраторов.

Небольшая мастерская реставрации деревянной скульптуры начала 1960-х годов выросла в сектор реставрации, состоящий из трех мастерских: деревянной скульптуры, декоративной резьбы и мебели. Всего в секторе 9 художников- реставраторов: Ю.М. Чумандрин, Л.Г. Лапина, В.Я. Чмеленко, М.Д. Урюпина, И.С. Афанасьева (Веснина), М.М. Илюхина, Ю.Н. Макаров, И.М. Мукин. Г.А.Преображенская ныне работает в Музее истории религии.

В 1960 — 1970-х годах основные усилия реставраторов были направлены на то, чтобы привести произведения в стабильное состояние и предотвратить их дальнейшее разрушение. Наиболее экстренных мер требовали скульптуры и рельефы, имеющие отслоения и осыпи левкаса с красочным слоем и позолотой. Для реставрации древнерусской деревянной скульптуры была использована методика укрепления на осетровый клей, хорошо зарекомендовавшая себя в практике реставрации масляной и древнерусской темперной живописи. Древнерусская скульптура по технике росписи имеет много общего с иконописью: та же роспись яично-желтковой эмульсией по левкасу (смесь мела с клеем), защищенная олифой. В тех случаях, когда скульптура вырезана плоскостно, укрепление росписей с использованием традиционной методики не вызывало больших затруднений. Но в круглой скульптуре со сложными формами, где роспись лежит на неровной резной поверхности, клей неизбежно стекал с выпуклых участков отслоений левкаса в углубления. При укладке красочного слоя горячим реставрационным утюжком через профилактические заклейки невозможно было добиться равномерного прижатия красочного слоя к деревянной основе. На позолоте при удалении заклеек из папиросной бумаги возникали повреждения. Поэтому для реставрации круглой скульптуры и декоративной резьбы пришлось отказаться от традиционных методов, принятых при работе на плоскости, и искать новые методы реставрации, учитывающие специфику материала.

В 1964 году в мастерской проводится ряд экспериментальных работ по применению укрепляющих материалов, как традиционно использовавшихся в реставрации, так и новых искусственных полимеров (по рекомендации НИИ пластиков и полимеров, НПО «Пластполимер», лабораторий ведущих реставрационных организаций СССР). С результатами по испытанию дисперсии ПВА в практике работы нашей мастерской были ознакомлены сотрудники ВНИИР и ВХНРЦ. Дисперсия стала широко применяться реставраторами ВХНРЦ. Разработанная позднее институтом реставрации методика укрепления разрушающихся левкасов с красочным слоем и позолотой на сополимеры винилацетата — СВЭД и ВА- ЭГА—в настоящее время широко используется нами прежде всего при укреплении золоченой скульптуры и резных рельефов.

Только благодаря применению этих новых в реставрации материалов удалось закрепить позолоту на группе скульптур, поступивших из экспедиции в Архангельскую область. На этих скульптурах левкас с росписью и позолотой отслаивался почти по всей поверхности. Достаточно было неосторожного движения, чтобы утратить поверхностный слой целиком. После завершения реставрации скульптуры ангелов были представлены в экспозиции народного искусства.

Укрепление левкаса с красочным слоем и позолотой относится к числу наиболее экстренных мероприятий, входящих в понятие «консервация». В последние годы решены и другие проблемы консервации, в частности, связанные с укреплением разрушающейся деревянной основы произведений.

После многолетних наблюдений за результатами реставрации деревянных основ мы отказались от практиковавшихся ранее заделок трещин деревянными вставками, так как при определенных условиях деревянная вставка может сработать как клин и привести к образованию трещин в другом месте. Для заделок трещин стали использовать различные эластичные мастики.

Скульптура Г.И.Мотовилова «Портрет художника Куприна» была склеена автором 13 нескольких частей. В реставрацию поступила в виде разрозненных кусков (вследствие разрушения клея). Кроме того, в древесине имелись многочисленные трещины. После химико-биологических исследований на поверхности скульптуры обнаружены колонии грибков. В специальной дезокамере была проведена обработка бромметилом. После тщательной подгонки частискульптуры были склеены реставратором Ю.П.Ивлевым на дисперсию ПВА. Пустоты, образовавшиеся в результате сколов древесины по клеевым швам, и трещины заделаны древесной мастикой на основе дисперсии ПВА. На протяжении более двух лет скульптура находится в стабильном состоянии.

Часто в современной станковой скульптуре из дерева мы сталкиваемся с авторскими заделками трещин самыми различными материалами, которые иногда способствуют разрушению памятника. Встречаются заделки из мастик: воско-смоляных, составленных из древесных опилок на клею, из мела с клеем, даже заделки из сургуча и цемента. В таких случаях перед нами стоит дилемма: как совместить одно из основных требований реставрации — сохранение всех авторских элементов — и создание наилучших условий для жизни памятника. Каждый отдельный случай требует своего подхода. Но всегда на первом месте стоят интересы сохранности произведения.

В скульптуре И.И.Суворова «Мудрость» среди многочисленных трещин некоторые имели подвижные авторские заделки из дерева, гипса, цемента. Они приобрели подвижность под воздействием неблагоприятных условий хранения до поступления в музей. Трещины расширились. Материалы, использованные для заделок, не оказывали разрушающего воздействия на древесину. Введение в деревянную скульптуру таких различных материалов в какой-то степени характеризует позицию художника. Поэтому, реставратор Ю.М. Чумандрин эти вставки сохранил и укрепил по месту пропитке разрушенной древесины были связаны с небольшими участками деструкции или незначительными по объему деревянными основами экспонатов, так как используемые до недавнего времени смолы давали очень неглубокую пропитку. В настоящее время проводятся исследования с целью введения в практику реставрации кремнийорганических составов, которые хорошо впитываются в древесину и другие пористые материалы. В 1984 — 1986 годах реставраторы Г.А.Преображенская, Л.Г. Лапина, Ю.М. Чумандрин, В.Я. Чмеленко провели ряд пропиток кремнийорганикой скульптур Б.Ю.Сандомирской, Б.Д.Королева. В скульптуре Б.Ю.Сандомирской «Ферганская узбечка» реставратором Г.А.Преображенской было укреплено основание, которое к моменту реставрации распалось на несколько кусков по разрушившимся авторским склейкам, древесина его крошилась. После глубинной пропитки кремнийорганическими составами и склейки кусков полимером ПБМа основание получило достаточную прочность, чтобы удерживать массивную скульптуру.

Такие глубокие повреждения, как высокая степень деструкции, раскол деревянной основы, встречаются в музейных собраниях нечасто. Повреждения, как правило, появляются еще до поступления произведений в музейные фонды. Плохое состояние произведений связано не только с неблагоприятными условиями хранения, но и с использованием авторами сырой древесины или пораженной плесенью, жуками-древоточцами. В основном это относится к памятникам позднего времени, начиная с конца XIX века. Древние мастера умели выбрать дерево, а затем длительно выдерживали его при определенных условиях.

Древесина — один из самых нестойких материалов, остро реагирующих на колебания температуры и влажности окружающей среды. В 1970-х годах в Русском музее введена специальная служба климатологии. При обнаружении каких-либо изменений в сохранности экспонаты передаются в реставрационную мастерскую. Поступающие в музей памятники некоторое время выдерживаются в изоляторе и осматриваются научными сотрудниками химико-биологической лаборатории, так как древесина может быть заражена жучком-точильщиком или плесневыми грибами. В случае необходимости проводится дезинфекция.

В последнее время реставраторами сектора совместно с климатологами проведено несколько исследований по созданию оптимальных условий хранения.

Важной частью консервационных мероприятий является удаление различных поверхностных загрязнений, которые, как правило, способствуют постепенному разрушению памятника. Предметы утилитарного назначения, такие как мебель, народная утварь, страдали от применения их в быту, получали со временем значительные повреждения, подвергались частым чинкам. Иногда они использовались для хранения различных продуктов, масел, смол и т. д., что пагубно сказалось на сохранности древесины и росписи.

Очень вредное воздействие на красочный слой оказывают наслоения извести и голубиного помета, которые встречаются на некоторых произведениях, вывезенных из экспедиций. При удалении стойких поверхностных загрязнений в последние годы все чаще используется микроскоп. По сложности и скрупулезности эта операция напоминает раскрытие иконы от поздних записей. Применяются различные нейтральные поверхностно-активные вещества или органические растворители, выбор которых в последние годы заметно расширился.

Если в начальный период существования мастерской основное внимание в ее деятельности было направлено на сохранность экспонатов коллекции, то в последнее десятилетие все большую долю труда реставраторов занимают процессы приведения памятников в экспозиционное состояние. Одним из таких процессов является подведение реставрационного левкаса в места утрат росписей или позолоты. Восполнение левкаса в таких случаях проводится прежде всего в целях сохранности памятника, так как осыпи левкаса способствуют неравномерному влагообмену деревянной основы с окружающей средой. Особенно это касается декоративных рельефов, где имеется большое количество торцовых срезов, по которым происходит наиболее активный влагообмен. Восполненный левкас тонируется акварелью нейтрального тона и защищается пленкой лака. Кроме того, необходимость такой операции продиктована тем, что частичные утраты левкаса, особенно на сложном рельефе, неизбежно приводят к нарушению зрительного восприятия.

Не всегда, однако, вопрос о подведении реставрационного левкаса решается однозначно. Этот процесс на сложном рельефе — в какой-то степени уже реконструкция, так как авторский левкас в скульптуре, рельефе неравномерен по толщине. При нанесении левкаса происходит творческое воссоздание формы, вырезанной в дереве; при тонировании левкаса — также неизбежно внедрение в авторский колорит. Реставрируя фигуру льва на подлокотнике дивана первой половины XIX века, М.Д. Урюпина с целью максимального сохранения авторского замысла подвела реставрационный левкас, используя на наиболее ответственном участке оттиск со второго льва того же произведения, избегая активного вмешате­льства в созданный автором пластический образ.

В древнерусской скульптуре с росписью в стиле иконного письма, где введение реставрационных тонировок всегда проблематично, мы часто воздерживаемся от подведения реставрационного левкаса, ограничиваясь бортовой обмазкой левкасом по краям утрат и нанесением на обнажившуюся древесину защитной пленки лака. С осторожностью мы подходим и к реставрации экспонатов с утратами отдельных частей деревянной основы. В скульптуре такие утраты мы не восполняем. Что касается накладной резьбы в мебели, то восполнения утрат практикуются, если имеются прямые аналогии. Например, резной золоченый декор в мебели, выполненный по проекту К.И. Росси, состоит обычно из набора идентичных элементов. Поэтому при реставрации часто используются оттиски для восполнения утраченных элементов.

Следуя этому приему, Ю.Н. Макаров в кресле из гарнитура В.М.Стасова заменил утраченный резной венчик слепком из эпоксидной смолы с аналогичного венчика на другом кресле из того же гарнитура, а в тумбе середины XIX века с инкрустацией черепаховым панцирем и латунью в технике «Буль» утраты элементов инкрустации восполнены Ю.Н. Макаровым по сохранившимся следам на фоне и симметричным аналогичным элементам того же панно. Необходимо отметить, что наша мастерская фанерованной мебели одна из первых в Советском Союзе ввела в практику реставрации мебели музейные принципы. Если при выработке методик реставрации деревянной скульптуры, декоративной резьбы, различной утвари мы можем следовать уже сложившимся традициям реставрации темперной и масляной живописи, то подход к реставрации мебели вырабатывался непосредственно нашими мастерами.

И.Э.Грабарь делил процесс реставрации на этап «ремонта» и этап «восстановления». К этапу восстановления памятника он относил и раскрытие от поздних записей. «Ни при каких условиях памятник не может быть обследован столь всесторонне, глубоко и исчерпывающе, как именно в течение процесса его раскрытия».

Росписи в полихромной древнерусской скульптуре и резной иконе, предметах церковного обихода, народной утвари обычно защищались слоем олифы, которая со временем темнела, искажала колорит, делала роспись малоразличимой. Если олифа наносилась толстым слоем, она просыхала неравномерно, на языке реставраторов — происходило «сгрибливание» олифы. Это осложняет восприятие древней живописи, сглаживает рельеф резьбы. Чтобы вернуть росписям свежесть красок, памятники часто поновляли — таким образом появились поздние записи. Подготавливая поверхность памятника для нанесения новых росписей, старую роспись неизбежно повреждали. Иногда на древнерусских скульптурах поздние росписи разрушаются, отслаиваются, увлекая за собой и частицы авторского слоя. В таких случаях единственное средство предохранить памятник от дальнейшего разрушения — удаление поздних наслоений.

С помощью различных методов, имеющихся в распоряжении лаборатории технико-технологических и химико-биологических исследований, определяется наличие записей, изучаются материалы, которые были использованы в росписи. Раскрытие проводится обязательно под микроскопом, сопровождается подробной фотофиксацией. В последнее время в практику введены специальные микроинструменты. Используются различные нейтральные растворители, иногда раскрытие ведется «всухую».

Так, авторская живопись на скульптурном изображении Николы Можайского (XVI век) находилась под двумя слоями поздних записей, выполненных в разное время. Раскрытие велось послойно, с помощью бинокулярного микроскопа (реставраторы: И.П.Ярославцев, 1971 - пробное раскрытие, И.М. Дубовик, 1976). Было проведено укрепление отслоившейся паволоки с левкасом и красочным слоем, пропитанной большим количеством старого задубевшего клея. Поздний орнамент на лицевой стороне фелони, исполненный масляным лаком по золоту, удалялся с большим трудом из-за тяжелого состояния нижележащего авторского слоя росписи на позолоте. На исподней части фелони и подризнике по авторской росписи темперой по серебряному фону лежала двойная запись стойкими масляными красками, включающими окись хрома и свинцовый сурик. Вследствие этого съемки в рентгеновских и инфракрасных лучах не дали результатов, что значительно усложнило процесс раскрытия.

В настоящее время ведется раскрытие от записей скульптурного изображения Николы Можайского XVII века (реставратор Л.Г. Лапина). Это одна из жемчужин коллекции ГРМ. В результате технико-технологических исследований под слоями более поздних записей была обнаружена авторская живопись хорошей сохранности. И в авторском слое, и в поновлениях использован сложный прием росписи по позолоте и цветными лаками по серебряной подкладке.

Все реставраторы мастерской приняли участие в раскрытии от потемневшей олифы дорожного иконостаса XVII века. Он состоит из 13 образков с изображением Деисуса и предстоящих святых. Росписи неотчетливо просматривались под слоем старой потемневшей олифы. Имелись отслоения осыпи красочного слоя. Отслоения укреплены. Удаление олифы произведено с применением монометилцеллозольва.

Участки осыпей красочного слоя ввиду их обширности не тонировались, так как в противном случае это привело бы к активному реставрационному вмешательству в колорит, утрате подлинности этого памятника древнерусского искусства.

Основным достижением реставраторов деревянной скульптуры, декоративной резьбы и мебели можно считать приведение в экспозиционное состояние, а также спасение от гибели многих памятников. Только за последние десять лет мастерами, работающими по дереву, отреставрировано около 1500 экспонатов, на 300 из них проведено раскрытие авторской росписи от поздних записей и другие сложные и реставрационные мероприятия.

 Источник:

Г.А.Преображенская  Сектор реставрации деревянной скульптуры, декоративной резьбы и мебели. В сборнике Государственный Русский музей. Из истории музея. Сборник статей и публикации.Спб, 1995 с. 276-279

 

Copyright © 1997-2017 Государственный Русский музей
Вопросы
? Комментарии? Отправьте нам сообщение...

Условия использования материалов и изображений сайта